[ | ]

Навигация

Облако тегов
{tagsblock}

Поиск по сайту

Ваше мнение?
Оцените работу движка

Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился





Сочетаемости языковых единиц

В лингвистических описаниях издавна отмечаются факты социальной маркированности формы языковых единиц: шахтеры говорят до́быча угля, моряки – компа́с, милиционеры и следователи – осу́жденный за кражу и возбу́жденное дело и т. п. Сравнительно недавно социолингвисты обратили внимание на то, что социальные различия между людьми проявляются не только "поверхностно" – например, в том, как они произносят одни и те же слова, но и более глубоко. Например, эти различия могут быть "встроены" в значение языковой единицы или в правила ее сочетаемости с другими единицами. Тем самым речь может идти не только о том, что социальные факторы обусловливают функционирование и развитие языка, но и о том, что они являются компонентами содержательной структуры языкового знака.

2.Социальные компоненты в семантике слова

В каждом языке имеется лексика, обозначающая различные отношения между людьми – межличностные и институциональные (т. е. реализующиеся в некоей иерархической социальной структуре – семье, производственной группе, спортивной команде, воинском подразделении и т. п.), а также отношения между личностью и обществом. Лексические значения таких слов содержат в себе указания на характер подобных отношений, которые в самом грубом виде можно разделить на отношения подчинения (или зависимости) и отношения равенства.

Рассмотрим это явление на двух группах примеров – предикатах, обозначающих асимметричные отношения, или отношения подчинения (зависимости):

(1) арестовать, аудиенция, благоволить, велеть, верховодить, взыскание, властвовать, власть, вменить, возглавить, воспретить, выговор, выселить, выслать, гневаться, головомойка, даровать, диктат, диктатура, жучить, закатать (под арест), зыкнутъ, изгнать, инспектировать, кара, карать, кассация, кассировать, командировать, командовать, коноводить, консультировать, контролировать, конфисковать, мирволить, надзирать, надлежать, назначить, нахлобучка, нотация, обязать, окрик, опека, опекать, отозвать (посла), отстранить (от работы), подчинить, позволить, покровительство, покровительствовать, помилование, помиловать, разрешить, распекать, ревизовать, руководить, сместить, сослать, тиранить, экзаменовать и др. Эти слова обозначают ситуации, в которых социальная роль первого участника (семантического субъекта, или агенса) "выше" социальной роли второго участника (адресата или контрагента). Если мы обозначим социальную роль символом Р, то отношения, описываемые этими предикатами, можно схематически обозначить как Р(Х) > P(Y);

(2) апеллировать, апелляция, вымолить, выплакать (себе прощение), выхлопотать, гневить, грубить, дерзить, докладывать (в контекстах типа: доложить по начальству), испросить, исхлопотать, консультироваться, молить, непочтение, ослушаться, отпроситься, повиновение, повиноваться, подпевала, подчиняться, прекословить, пререкаться, рапорт, рапортовать, резать (правду в глаза), слушаться, экзаменоваться и др. Социальная роль первого участника ситуации "ниже" социальной роли второго; схематически: Р(Х) < P(Y).

Значения слов, называющих асимметричные ролевые отношения, назовем социально ориентированными в отличие от социально не ориентированных значений, присущих словам типа дружить, напарник, однокурсник, сослуживец, сосед, сотрудничать и под. Социально не ориентированные значения не содержат в себе никаких указаний на равенство социальных ролей, которые исполняют участники ситуаций, обозначаемых словами с такими значениями; поэтому дальше они не рассматриваются.

Семантическая структура слов, обозначающих социально ориентированные отношения, содержит не менее двух актантов - субъекта и адресата: кто командует кем, кто высылает кого, кто апеллирует к кому, кто выслуживается перед кем и т. д. Помимо актантов субъекта и адресата в значениях этих слов могут быть и другие смысловые компоненты – например, актанты содержания (Командир приказал нам наступать), мотивировки (Петю наказали за неуспеваемость), начальной точки (Их выселили из квартиры), конечной точки (Декабрист Лунин был выслан на каторгу ) и др.

Некоторые из слов, обозначающих социально ориентированные отношения, указывают на определенные социальные функции лиц, между которыми эти отношения устанавливаются. Так, командир должен командовать, сол-Дат должен подчиняться, невзрослый сын обязан слушаться родителей ине должен их ослушиваться и т. д. Компонент лексических значений глаголов командовать, подчиняться, слушаться, ослушиваться, указывающий на неравенство статусов участников соответствующей ситуации, здесь вполне очевиден. Он как бы лежит на поверхности. В других случаях такой компонент может быть выявлен только путем семантического анализа.

Так, глагол благоволить означает не просто 'проявлять расположение к кому-н.' или 'испытывать, проявлять к кому-либо доброжелательство, расположение', как истолковано это слово в словаре под ред. Д. Н. Ушакова и в малом академическом словаре. В этих толкованиях упущено существенное условие: статус того, кто выказывает благоволение, выше статуса того, кому благоволение адресовано. Если этим условием пренебречь, то, следуя приведенным толкованиям, мы должны допустить к употреблению, в частности, фразы типа: *Учителъ математики благоволит к своим коллегам (ситуация равных статусов субъекта и адресата) или *Ученик благоволит к директору школы (ситуация, "обратная" нормальной: статус объекта благоволения ниже статуса адресата).

В ситуации, описываемой глаголом гневаться, субъект мыслится как лицо почитаемое, авторитетное, обладающее в данной социальной иерархии большой властью. Сравните:

И увидев то, царь Иван Васильевич

Прогневался гневом, топнул о землю

И нахмурил брови черные..

М Ю Лермонтов

Невозможно употребление глагола гневаться в ситуациях с равным и в особенности с "обратным" статусом субъекта и адресата: *Товарищи на меня гневаются; * Лакей разгневался на барина за выговор, который тот ему устроил.

Рассмотрение этих двух явно устаревших глаголов – благоволить и гневаться – может навести на мысль, что социальный компонент лексического значения, указывающий на неравенство статусов субъекта и адресата действия (или отношения), характерен лишь для книжных и устаревших слов. Но это не так.

Например, вполне современный и даже разговорный по своей стилистической окраске глагол распекать – распечь нормально употребляется при обозначении отношений, в которых субъект обладает более высоким статусом, чем адресат. Можно сказать: Мать распекала сына за двойки, но нельзя: * Сын-школьник распекал мать за то, что она поздно пришла с работы или *Подчиненные распекали начальника за грубость.

Глагол принимать – принять в одном из своих значений описывает ситуацию, в которой принимающее лицо обладает более высоким статусом, чем принимаемое: Вчера президент Франции принял посла США и имел с ним продолжительную беседу; Сегодня мэр не принимает посетителей.

Некорректно употребление этого глагола, если условие об асимметрии социальных статусов нарушено: *Посол Франции принял президента США; *Директор завода не принял министра.

Глаголы грубить и дерзить, близкие друг другу по смыслу, обозначают отношения, в которых субъект находится в более низком статусе, чем адресат. Правда, глагол грубить может предусматривать два типа статусных (или ролевых) отношений между участниками называемой им ситуации: чаще всего статус (роль) субъекта ниже статуса (роли) адресата, но возможно его употребление и в ситуации, когда их статусы (роли) равны. Сравните такие примеры:

Не груби отцу! (обращение к подростку);

Мальчик плохо учится, грубит учителям;

Мы с тобой друзья, а ты не хочешь говорить со мной

нормально:

 всё время злишься, грубишь.

Если отношения между участниками ситуации таковы, что статус (роль) субъекта выше статуса (роли) адресата, то употребить этот глагол нельзя: *Отец грубит сыну; * Учитель грубит ученикам.

Заметим, что оборот быть грубым, который кажется полным синонимом глагола грубить, может употребляться при любых статусных (или ролевых) отношениях между субъектом и адресатом этого действия: Мальчик груб с родителями и с товарищами; Учитель груб с учениками (со своими коллегами, с директором).

Важным компонентом значения глагола грубить является то, что это – речевое действие: грубость выражается в словах, в интонации, в сопровождающих речь жестах и т. п.

В отличие от этого содержанием действия, обозначаемого глаголом дерзить, является не столько словесная грубость, сколько непочтительное отношение, которое может выражаться и невербально. Сравните такой пример: Хотя молодой офицер говорил тихо и вежливо, все понимали, что он дерзит генералу.

Глагол дерзить в большей степени, чем грубить, ориентирован на выражение асимметричных отношений между участниками обозначаемой им ситуации: дерзят обычно младшие по возрасту старшим (часто на это различие накладывается и разница в социальном статусе или в социальных ролях). Фразы типа: Коля, почему ты дерзишь учительнице? Мальчик надерзил отцу и даже не извинился, – нормальны, правильны, а фразы типа: ^Учительница постоянно дерзила своим ученикам (статус субъекта выше статуса адресата) или ^Мальчик дерзит своим товарищам (статусы субъекта и адресата равны) – воспринимаются как аномальные, неправильные. Словосочетание быть дерзким ведет себя точно так же, ср.: *Учитель дерзок с учениками, *'Мальчик дерзок с товарищами.

На этих примерах мы убеждаемся, что в описание семантики (в толкование) слов, обозначающих асимметричные отношения между людьми, необходимо включать социальный компонент, который указывает неравенство статусов (или асимметрию социальных ролей) участников называемой словом ситуации. Этот социальный компонент составляет пресуппозицию лексического значения предикатов, обозначающих асимметричные отношения между людьми: при употреблении таких предикатов с отрицанием не социальный компонент сохраняется (не подвергается отрицанию) в отличие от ассерции (утвердительной части лексического значения), с которой и взаимодействует отрицание. Например, в предложении: Начальник вовсе и не благоволит к этой сотруднице – не отрицается тот факт, что статус начальника выше статуса сотрудницы, мы отрицаем лишь наличие особого отношения первого ко второй.

2.Социальные ограничения в сочетаемости слов

Ограничения в сочетаемости языковых единиц весьма разнообразны. Они обусловливаются характером лексического значения единицы, ее синтаксическими свойствами, поведением в высказывании, закрепившейся в языковой традиции избирательностью при соединении с другими единицами и многими другими факторами.

Существуют социальные по своей природе ограничения в сочетаемости слов в пределах высказывания, которые отражают определенные особенности ситуации, описываемой таким высказыванием.

Продемонстрируем это на следующих примерах.

А. В русском языке имеется класс предикатов – глаголов и отглагольных существительных, сочетаний связки быть с прилагательным или существительным, которые обозначают взаимное действие или взаимное отношение участников ситуации: дружить, ссориться, обниматься, соответствовать, быть равным, быть другом и т. п.

Обозначив участников ситуации, называемых этими предикатами, с помощью переменных X и Y, а сам предикат – с помощью переменной Р (= предикат), мы можем констатировать вполне очевидную закономерность: если X Р (– дружит, ссорится, борется, обнимается, ...) с Y, из этого обязательно следует, что и Y Р (= дружит, ссорится, борется, обнимается, ...) с X, или – что то же самое по смыслу – X и Y Р (= дружат, ссорятся, борются, обнимаются, ...).

Иначе говоря, из утверждения Коля дружит с Петей следует, что и Петя дружит с Колей и что Коля и Петя дружат, и все три высказывания синонимичны друг другу.

Такие предикаты называются симметричными. Классический симметричный предикат – выражение быть равным. Если при обозначении равенства геометрических фигур говорится: Треугольник ABC равен треугольнику DEF, то следствия из этого утверждения в виде фраз Треугольник DEF равен треугольнику ABCи Треугольники ABC и DEF равны обязательны, они не имеют и не могут иметь исключений (это противоречило бы элементарной логике).

Кроме классических симметричных предикатов есть так называемые квазисимметричные предикаты, у которых указанное условие синонимии всех трех конструкций (X Р Y= Y Р X = Хи YP) выполняется не всегда.

Таков, например, предикат быть похожим. В общем случае он является симметричным: предложение Хи Y похожи (друг на друга) трансформируется как в предложение X похож на Y, так и в предложение Y похож на X. Но в реальном употреблении этого предиката действуют факторы, делающие предикат несимметричным. Так, можно сказать:

Сын похож на отца, но не говорят * Отец похож, на сына, хотя вполне правильно Отец и сын (сын и отец) похожи друг на друга.

Дело в том, что при употреблении предиката быть похожим применительно к родственникам действует следующее правило: первое актантное место предиката должно заполняться существительным, обозначающим лицо более молодое, нежели то, которое обозначается существительным, заполняющим второе актантное место. Если же имеются в виду два человека, не связанные друг с другом родственными узами, указанное условие необязательно; вполне можно сказать: На этой фотографии мой дед похож на нынешнего президента Франции.

Однако в этом случае действуют другие факторы: устанавливая сходство двух людей, обычно сравнивают данное лицо с человеком, известным в данном обществе, со своего рода эталоном, например: Этот старик похож на Жана Габена (но не наоборот: *Жан Габен похож: на этого старика}.

Если лицо, с которым сравнивают (7), не обладает свойством "эталонное™", оно должно быть известно и говорящему, и слушающему, в то время как лицо, которое сравнивают (X), может быть известно только говорящему. Например:

Ты знаешь Сидорова (X)?

Нет. А кто это?

Ну как же! Такой круглолицый, приземистый, в очках, похож на нашего декана (Y).

"Обратный" порядок переменных при предикате быть похожим в данном случае неестествен: Декан похож на Сидорова (но при этом Сидоров не известен второму участнику диалога).

Соотношение актантных смыслов Xи Y предиката быть похожим напоминает соотношение темы и ремы при актуальном членении предложения: Yтот, на кого похож какой-либо человек, – это данное, известное участникам коммуникативного акта, а Xновое лицо, вводимое в поле внимания слушающего.

Интересный случай представляет собой предикат быть другом (друзьями). Казалось бы, он синонимичен глаголу дружить, который является одним из примеров классических симметричных предикатов. Но как только мы начинаем осуществлять синтаксическую трансформацию в соответствии со сформулированным выше условием симметричности, обнаруживается разница в употреблении этих двух предикатов. Эта разница не абсолютна: она проявляется лишь в том случае, если в качестве Xи Yвыступают названия лиц, неравных по социальному статусу, авторитету, известности в обществе, таланту и тому подобным характеристикам.

В употреблении предиката быть другом (друзьями) действует условие: 7 (тот, кому Xприходится другом) – лицо с большим "социальным весом", чем X(тот, кто является другом 7). Сравните:

Асеев и Маяковский дружили. – Асеев дружил с Маяковским. – Маяковский дружил с Асеевым.

Асеев и Маяковский были друзьями. = Асеев был другом Маяковского. Фраза Маяковский был другом Асеева воспринимается как не вполне корректная, в ней нарушено сформулированное выше условие разного "социального веса" лиц – участников ситуации, обозначаемой предикатом быть другом.

Б. Вторая группа примеров связана с особой ролью говорящего в структуре речевого акта и в структуре высказывания. Об этом свидетельствует, в частности, специфика сочетаемости притяжательного местоимения мой с некоторыми разрядами существительных.

Так, в сочетании с существительным семья употребление этого местоимения отличается следующей особенностью: сочетание моя семья естественно в устах отца или матери и менее естественно в устах "рядового" члена семьи – сына или дочери, в особенности невзрослого (вместо этого они должны сказать наша семья).

Сочетания мой отдел, мой цех естественны в устах начальника отдела (цеха) в ситуации, когда он общается с представителями вышестоящих органов (например, отчитывается перед директором), и неестественны, когда начальник отдела (цеха) выступает перед сотрудниками или рабочими, составляющими этот отдел или цех. В этом случае лучше сказать наш отдел (цех). С другой стороны, сочетание мой отдел (цех) неестественно в устах рядового сотрудника отдела (или рабочего цеха) – более нормально: наш отдел, в нашем цехе.

Эта особенность в понимании и употреблении местоимения мой наблюдается в том случае, когда местоимение сочетается с существительным, обозначающим иерархи-зованный коллектив, т. е. такую организованную группу людей, отношения между которыми иерархизованы по принципу "глава – подчиненные". Это слова семья, отдел, цех, завод, бригада, взвод, рота, полк, дивизия и под.

При сочетании с названиями неиерархизованных коллективов местоимение мой не обнаруживает указанной особенности; ср. выражения типа моя деревня:

Провожать меня вышла чуть ли не вся моя деревня.

Спецификой обладает употребление местоимения мой и при соединении с существительными, обозначающими места постоянного обитания человека: дом, квартира, изба, комната и др. Выражения мой дом, моя квартира, моя изба должны пониматься в том смысле, что говорящий является владельцем, хозяином этого жилого помещения. Эти выражения естественны в устах главы семьи и сомнительны в устах невзрослого члена семьи.

Рассмотренные примеры убеждают нас, что социальные факторы глубоко проникают в ткань языка, обусловливая правильное понимание и употребление языковых единиц, закономерности их сочетания друг с другом в речи.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Если вы не авторизованы на сайте, можете сделать это прямо сейчас: ( Регистрация )
 (голосов: 0)